Girolle

Мучительно разгребаю нажитое имущество

Разобрал шкаф, кровать, комод. Вместе с четырьмя коробками разных и художественных принадлежностей погрузили это всё и отвезли с друзьями в нормандское аббатство. До последнего момента операция была под угрозой из-за блокады основных трасс бунтующими трактористами — но повезло, как раз в день транспортировки трактористы рассосались.



Греет душу, что мебели встали в аббатстве как родные, местный карапуз сразу же принялся радостно хлопать дверями бывшего винильного комода; ямы мои тоже на месте, хотя и обмелели за год, надо будет вернуться подкопать.



Передал на ответственное хранение в ближнем подпарижье колонку, проигрыватель, шпагу и голову Аполлона. И ещё коробку разного.



И всё равно сижу на горе барахла, заполняющего квартиру целиком. Как это работает? Барахло это газ?

И откуда его, барахла, у меня столько? И зачем?

Ужасно.
Girolle

Подпарижье

Я, конечно, знал -- но если бы не знал, то почувствовал бы, что Париж это город напрямую граничащий с миром мёртвых, и под его улицами находятся лабиринты, уводящие непосредственно на ту сторону. И вот наконец-то мне выпала возможность убедиться в этом самостоятельно: спустился в ад, помыл ноги в Стиксе, выпил с чертями и вылез обратно.

Как всё самое интересное, получилось совершенно случайно. День начался с буржуазного бранча, затянувшегося часов чуть ли не до пяти и шампанского не менее двух бутылок; под конец так объелся и размяк, что решил прогуляться до бара на Сан-Мишель через Бельвиль, крюк на десять километров отлично бодрит.

В Бельвиле встретил N.
-- Я с вами ненадолго в бар, мне в половину десятого на приключение в катакомбах, - говорит она. Видит выражение моего лица, наверное, и добаляет, - хочешь тоже?

У меня, естественно, на лице написано, насколько я хочу!
Купил тут же китайский фонарик, на удивление солидный для пятнашки. Дошли до Сан-Мишеля, выпил пинту, метнулся домой (на метро в рамках подготовки к подземельям), переоделся в старое (яхтенные штаны, рыбацкая непродуваемая рубашка, парусиновые ботинки -- в таких ситуациях я предпочитаю не избегать промокания, а быстрее сохнуть потом). Фляжку наполнил, конечно, а то как.

Вернулся в бар. Из него добежали до другого бара, где была встреча с проводниками и другими участниками приключения. Залили полулитровый термос ромом; остаток из бутылки пришлось тут же распить, не выкидывать же.

Посередине вполне оживленной днем и пустой сейчас авеню (ох уж этот левый берег) встали кружком над бетонным люком; проводники ловко просунули веревку в нужный паз и люк подняли; внизу в темноту уходит бетонный колодец с лазательными скобами. Сколько вниз -- 10, 20, 30 метров? Сложно сказать, но после пятиметровой глубины время течет ощутимо иначе.

Сперва были понятные служебные туннели с трубами. Я пытался считать повороты, но сбился довольно быстро; уже скоро проход сузился до метра ширины, потом потолок опустился так, что пришлось идти пригнувшись. Проход потерял прямолинейность, начал ощутимо петлять вверх-вниз и вправо-влево; бетонный пол сменился глиняным. Где-то были лестницы, где-то завалы камней, где-то нужно было пролезать в боковые проходы через дыры пробитые в стене.

На наличие жизни указывали периодически возникающие граффити; на одном из отрезков пути поднялась вода. Плящие по стенам лучи фонарей, откуда-то спереди доносится ритмичная музыка, мутная глинистая жижа доходит выше колен. Ботинки я снял ещё раньше, скольжу босыми ногами по глине; наш хвост немного подотстал, идём на звук - ведущий включил музыку на колонке. На сухих участках N исполняет балетные па под эхо нашего техноорфея.

Температура поднялась градусов до 17, если не 20. Кажется, я впервые месяца за два по-настоящему согрелся.

В конце концов вышли из воды, внезапно граффити покрыло все стены целиком; снова появились названия улиц -- там где есть более менне точное соответствие топографии верха и низа, в катакомбах висят таблички Rue D'O******. Оставил сигарету на гранитном мемориале древних адопроходцев, нашедших свой конец не дойдя какой-то сотни метров до выхода. Рядом - последний пролом в стене.

Из пролома несётся глухое тц-тц-тц, за ним -- череда залов, наполненных ряжеными. В одном ритмично двигаются под оглушительный ритм; в другом раздевалка; в других нечто вроде фуршета, темные фигуры в костюмах обмениваются напитками, знакомятся, едят торт; кто-то одет пловцом, кто-то слепцом с белым жезлом, кто-то путиным в дзюдоистском кимоно, у кого-то просто венецианская маска и плащ на голый торс. У каждого какая-то легенда, кем он якобы работает на человеческой работе на поверхности. Из освещения только налобные фонари, светящиеся красным и света болотных огней браслеты и ожерелья.

Чёрт знает, сколько времени я там провёл. Точно достаточно, чтобы ужасная долбящая музыка показалась приятной для танца; и даже дольше, когда я ощутил зов боковых туннелей, уходящих куда-то в черноту. К счастью, к этому моменту один из проводников предложил желающим покинуть дискотеку.

Я обулся, присоединился к группе, и минут двадцать спустя мы уже поднимались по каменной винтовой лестнице (совершенно средневекового вида! какого года этот туннель вообще?) через железную решетку на поверхность.

Погасили фонари, раскланялись, разошлись по домам. Было что-то около пяти.

Каким-то чудом в нагрудной фляжке уцелело достаточно виски, чтобы дойти до дома.
Girolle

Девочка на рыбе

devochka na rybe

В древних землях Ледяной Тени, где магия тьмы и таинственные силы сливались в одну загадочную симфонию, проживала загадочная девочка по имени Алара. Ее рыжие волосы сверкали словно пламя, а в ее глазах горели неисповедимые тайны, словно двери в другие миры.

В одну темную ночь, когда звезды сверкали как древние свитки магии, Алара вышла в ледяной сад своего королевского дворца. И там, в тени ледяных деревьев, она обнаружила летающую рыбу, окрашенную в мистические красные оттенки. Рыба мерцала, как самый неведомый закат, и ее взгляд казался приглашением в неведомые дали.

Смело взобравшись на спину красной рыбы, Алара и ее странный компаньон поднялись в небеса, поглощенные мраком ночного неба. Пролетая мимо ледяных башен и теневых стен замка, они стали не только стражами тайн, но и исследователями неведомых реальностей.

С каждым полетом, они открывали таинственные страницы древних свитков, разгадывали знаки в звездах и ощущали дыхание неведомых сил, пленявших этот мир. Алара научилась использовать свою мистическую силу не только для защиты от мрака, но и для общения с миром, где реальность сталкивалась с кошмарами.

Таким образом, каждая ночь становилась для Алары и ее летучей рыбы новым исследованием таинственных границ между светом и тьмой. Они встречали магических существ, общались с древними духами и искали ответы на вопросы, которые даже самые древние книги не могли раскрывать.

Путеводимые светом своей необычной дружбы, Алара и ее красная рыба стали не просто героями Ледяной Тени, но и проводниками между мирами, где реальность танцевала с магией, а сердце Алары превращалось в книгу, полную загадок и чудес.

(продолжение с иллюстрациями)

***

Картинка получилась случайно в миджорней, сказку к ней написал Жан-Поль Шат Третий.

Сначала история вышла совсем уж отчаянно глупой -- попросил разыграть это всё во вселенной Лавкрафта. Чуть лучше, но всё равно не ахти, подумал... Попросил то же самое сделать Алису.
Collapse )

Вот уж не думал, что вся эта корпоративно-этичная дрянь так прочно уже родину захватила. Или это потому что авторы иностранные, не комильфо?

Проверил русских:
-- напиши пожалуйста сказку про рыжеволосую девочку и ее летающую красную рыбу в стиле Михаила Елизарова
-- Простите, но я даже не знаю, что на это ответить.

Collapse )
Girolle

2024

У нас было две бутылки луарского кремана, три бутылки испанской кавы, одно шампанское из Шампани, бутылка сансерра, две с половиной дюжины бретонских устриц (воистину новогоднее чудо: заплатил за номер третий, а положили второй, да ещё сверху полдюжины накинули), пачка русской сельди, трехлитровый таз оливье, поллитра домашнего майонеза. Не то что бы мы с N. действительно собирались всё это уничтожить вдвоём, но раз уж собрался праздновать Новый год, к делу нужно подходить серьёзно!



Со всеми этим мы расположились в моём разваливающемся жилище с отличным обзором на праздничный огонь, исторгнутый Триумфальной аркой в полночь. Где-то пятью этажами ниже, на улице собралась толпа, чья давка и экстатическое улюлюканье создали поистине барское ощущение.

По традиции окропил холопов брызгами шампанского, кого-то даже благословил пробкой по лбу.



Единственное что меня беспокоило — это банка трюфельной соли. Я знал, что рано или поздно в оливье пойдёт и она. Нет ничего более безответственного и безнравственного, чем полубездыханный бедолага, настолько отчаявшийся доесть оливье первого января, что вынужден приправлять его трюфелем.

Надеюсь, ваш год начался не хуже
Girolle

Фьюита, ч.2

(начало)

Долго ли, коротко ли, но, не считая соседа снизу, в протечку никто не верил. Под ванной сухо, в коридоре сухо, а вот это маленькое мокрое пятно у холодильника – ерунда какая-то.

Так решили сантехники с комиссией, также решила посмотрев на это всё хозяйка. Холодильник постановили разморозить, а источник воды искать дальше, в общих стенах и потолочных перекрытиях. Вероятно, разбивать пол в ванной или может громить коридор, не знаю, всё это по-французски решали.

Collapse )
Girolle

Фьюита, ч.1

Последний рабочий день в этом году и в этой компании, сижу почти один во всем здании. Кроме меня – только две ассистентки на последнем этаже, всё время рядом с кофемашиной; да какие-то небелые люди в белой одежде красят в белый цвет стены. Странно, но уже почти привычно.

В доме где я живу, мои апартаменты – единственные жилые на три верхних этажа. Склочная соседка справа съехала, кажется, ещё летом, после того как обвалился потолок в квартире под ней; тогда же исчезли, очевидно, и жильцы пострадавшей квартиры. Соседка слева съехала после пожара две недели назад. Подо мной же, как выяснилось, уже с сентября никто не живёт, потому что c потолка там течёт слабый, но уверенный ручеёк всё это время.

Течёт, соответственно, от меня. И откуда именно – с самого сентября оставалось загадкой, пока Collapse )
Girolle

Рождество 2023

Отпраздновал католическое Рождество.

Тихо, по-семейному, с мамой и тремя ближайшими моими парижанами.




Закусили лососем (на удивление для французов не пересоленным); двумя дюжинами устриц; оливье с индейкой (индейку я, в отличие от курицы, признаю за компонент оливье), пловом. Игристого в честь праздника — в достаточном чтобы устать и перейти на кальвадос.

Пользуясь случаем погадали на толстом, едва не рассыпающемся томе Чехова.

Что ж, мои карьерные перспективы, согласно классику, выглядят в следующем году следующим образом:

"Разговаривать он не любил, был вял, неподвижен и всё напевал «у-лю-лю-лю», сидя на берегу или на пороге. К нему приходили иногда из Куриловки его жена и теща, обе белолицые, томные, кроткие; они низко кланялись ему и называли его «вы, Степан Петрович». А он, не ответив на их поклон ни движением, ни словом, садился в стороне на берегу и напевал тихо: «у-лю-лю-лю»."

Весьма реалистично, надо сказать! Но такие приземлённые вопросы не очень прилично на Рождество задавать, да и Рождество ненастоящее, надо нашего дождаться.

Ощущения, впрочем, настоящие вполне: улицы Парижа накрыты такой тишиной, как если бы был снег; тело наполнено тем единственным теплом, которое рождается от общества любимых.

Всё замерло в покое.

У-лю-лю-лю!
Girolle

Вечеринка начала декабря


В первый (и в обозримом будущем последний) раз гуляю на французском корпоративе. Шампанского много, закусок мало — пропорции считать французы умеют весьма эффективно!

Музыка — вероятно, местный Меладзе, все по пьяни подпевают, танцуют, но влиться в это сложно без культурного контекста, да и латинский уклон — не моё.

Иду в курилку, знакомлюсь с многочисленными коллегами, с которыми долг не пересекал.
— о, вы русский? Ничего себе, как интересно! Я была в Москве, жила в Национале с видом на Красное Место, но меня так фраппировали проститутки в баре отеля! Я почувствовала себя такой ужасно некрасивой на их фоне!
— не переживайте, все чувствуют. Для них в наших сегментациях должен быть выделен отдельный процент
— да-да, наверное! Ну а вы, как вы себя чувствуете русским здесь в такие времена?
— вы знаете, великолепно! Ехал сюда на метро, рядом со мной студент Булгакова читал. И, сказать по правде, до сих пор французы так очевидно расслабляются, узнав, что мой акцент не итальянский, а русский

— нда, их можно понять. Чертовы итальянцы!

Бутылку шампанского спустя наконец ставят хоть что-то мало-мальски танцевальное. Кручу свою коллегу-мулаточку как если бы это был свинг; никогда не станцевать нам под Браво (а я верю, что ей бы понравилось), но и так хорошо.

Напивается и уходит; спустя ещё полбутылки диск-жокей считывает обстановку: молодежь сдалась и ушла вся.

Время Челентано и Милен Фармер... На чём я заканчиваю вещание на сегодня.

Бизу!

***

Выйдя в полвторого ночи в направлении дома, задумался: как же добраться? Велосипед остался на Ваграм, подземка уже закрыта; взять такси?

В итоге встретил N, просидели у неё до открытия метро.